Tag Archive: Женщина


Мэрилин Монро (Норма Джин Мортенсон) родилась 1 июня 1926 года (85 лет) в Лос-Анджелесе. Легенда гласит, что ее назвали в честь Нормы Талмадж — знаменитой актрисы того времени. Мать Нормы, Глэдис, работавшая в голливудской кинолаборатории, с пристальным вниманием разглядывала кадры с Нормой Толмэдж. Она восхищалась этой звездой немого кино. И когда у Глэдис родилась девочка, она решила назвать ребенка в честь любимой актрисы. Глэдис верила, что дочь тоже станет кинозвездой.
Детство Нормы-Мэрилин никак не назовешь счастливым. Отца у нее не было, а мать, женщина странная и неуравновешенная, сочла, что не сможет самостоятельно воспитывать дочь, и отдала ее в возрасте двух недель в приемную семью. Где девочка и жила 7 лет, лишь иногда навещаемая матерью. По истечении 7 лет Глэдис забрала дочь обратно, но не надолго. Вскоре у нее случился психический срыв, в процессе которого она кинулась на кого-то с ножом, и ее отправили в психушку. Оставшуюся часть детства Норма провела в детском доме и нескольких приемных семьях, где ее дважды пытались изнасиловать, когда ей еще не было и 12-ти: первый раз отчим, а второй раз двоюродный брат. Следствием этого стала, по одной из версий, фригидность и недоверие к мужчинам. Про секс она говорила: «Лично меня секс и сексуальные проблемы занимают не больше, чем чистка туфлей», «Если когда-нибудь я пойму, почему люди так интересуются сексом, мне крупно повезет». До 19-летнего возраста Мэрилин дважды пыталась покончить с собой. Один раз она включила газ, второй — наглоталась снотворных таблеток.
Первой самостоятельной победой Мэрилин стало избавление от врожденного заикания. Оно обострилось после детского дома: девочка не могла произнести без запинки и двух слов. Она исправляла свой недостаток три года. И уже 16 годам, без помощи логопедов, избавилась от заикания.
Первый раз Мэрилин вышла замуж в 16 лет, в 42 году, после чего бросила школу и поселилась у мужа, Джима Догерти. Это была скорее вынужденная мера, чем блажь, так как она боялась вновь попасть в детский дом. Приемная семья собиралась переезжать, а брать с собой они ее не хотели. Поэтому ранний брак был незамедлительно одобрен. Через год после свадьбы Джим ушел служить на флот, а Норма Джин пошла работать на авиационный завод.
Осенью на завод приехала команда режиссеров и фотографов, с целью сделать фоторепортаж о вкладе американских женщин в борьбу с нацизмом. Фотограф Дэвид Коновер, заметив Норму Джин, предложил ей позировать для серии снимков за $5 в час. Она согласилась. Так началась ее звездная карьера. Вскоре она бросила завод и начала работать фотомоделью. Вернувшемуся с войны Джиму это не понравилось и он поставил Норме ультиматум: либо карьера, либо семья. Но у нее были амбиции, она хотела сниматься в кино и в то время как раз узнала, что продюсеры отдают предпочтение незамужнем актрисам. Судьба этого брака была предрешена. Позже она говорила: «Я всегда знала, что стала знаменитой не благодаря своему таланту или красоте, а лишь благодаря тому, что никогда полностью никому и ничему не принадлежала».
Двадцатилетняя Мэрилин не была классически красивой, а за лучезарной улыбкой на снимках для журналов, открыток и календарей скрывалась поселившаяся в ней с детства печаль, куча комплексов и склонность к сильным депрессиям. Позже один из близких ее критиков напишет: «Не быть любимой в 25 лет, или 35, или в 45 терпимо, если тебя любили в 5 лет. Сказать, что Мэрилин обошли нежностью в детстве — значит сказать очень мало». Сама Мэрилин вспоминала: «Никто и никогда не называл меня дочерью. Никто никогда не обнимал меня. Никто ни разу не поцеловал меня…» и «Когда маленькая девочка чувствует себя потерянной и одинокой, чувствует, что она никому не нужна, всю свою жизнь она уже не может забыть этого». В психологии есть такое понятие «синдром Мэрилин Монро» — сложный деструктивный психологический комплекс, как следствие дефицита внимания, заботы и любви в детстве.
В августе 1946 года она получила предложение заключить контракт на киностудии «Двадцатый век Фокс», куда её брали статисткой. На студии ей предложили имена Кэрол Линд, Клэр Норман, Мэрилин Миллер, но в итоге остановились на имени, под которым она впоследствии и стала знаменитой, — Мэрилин Монро. Фамилия Монро принадлежала её бабушке. Уже к концу 1951 года она получала 2-3 тысячи писем от поклонников в неделю. В марте 1954 года Мэрилин получила награду «Самая популярная актриса» (что соответствовало действительности). В январе 1955 года Мэрилин объявила о создании собственной корпорации «Мэрилин Монро Продакшнс», в которой она являлась президентом и владелицей контрольного пакета акций.
«Величайшая блондинка всех времен» родилась шатенкой. Блондинкой она стала примерно в то же время, когда и сменила имя на псевдоним. А кроме того сделала несколько пластических операций. Хирурги исправили ее нос и изменили форму подбородка. А также решили проблему с волосами, которые росли у нее треугольным выступом на лбу. С детских лет ее любимой актрисой была Джин Харлоу — голливудская звезда 30-х годов, умершая в 26 лет. Это увлечение в значительной мере предопределило перевоплощение Мэрилин в блондинку и повлияло на выбор жизненного пути. Современники нередко называли Мэрилин Монро – второй Джин Харлоу. Мэрилин Монро даже предлагали сыграть Харлоу в фильме-биографии о её жизни. Сначала она отказалась, но потом передумала и даже назначила встречу с продюсерами будущего фильма, однако, как и Джин, внезапно скончалась.
В начале своей карьеры, когда дела шли неважно, Мэрилин позировала в обнаженном виде для серии календарей. За эту работу ей платили $50 в час. В то время фотографии обнаженных моделей приравнивались к порнографии, и подобное занятие считалось незаконным для киноактрис. Однако для Монро, тогда едва сводившей концы с концами, эти 50 долларов были большими деньгами.
После того, как Мэрелин стала известной, разразился скандал, когда кто-то увидел сходство между девушкой с календаря и известной актрисой. А уже в декабре 1953 года за $500 снимок из этого календаря приобрел Хью Хефнер, он украсил им первый номер своего нового журнала Playboy (53-й год). В итоге вся эта шумиха только сделала Монро еще более популярной.
После этого изображения обнаженной Монро встречались буквально везде — на чашках, наволочках, игральных картах и так далее. В данном случае ее ню-фотография в баре на авиабазе в Гренландии.
В январе 1954 года она вышла замуж за известного бейсболиста Джо ДиМаджо. Этот брак продержался всего 9 месяцев. Однако Ди Маджо впоследствии продолжал опекать Мэрилин и старался оказывать моральную поддержку в её карьере. После свадьбы с Ди Маджо киностудия «XX век Фокс» пригласила её сняться в мюзикле «Нет лучше бизнеса, чем шоу-бизнес».
В январе 1954 года они отправились на медовый месяц Японию, где Ди Маджо ждала работа. В то время в этой стране стал очень популярен бейсбол, и легендарного игрока попросили провести несколько тренировок с японской командой. Во время пребывания в Японии Монро получила неожиданное предложение выступить перед американскими солдатами, участвовавшими в Корейской войне. Для них увидеть «живьем» знаменитую «девушку с обложки» казалось просто чудом. Выйдя на сцену, окруженную целым морем людей в форме цвета хаки, Монро воскликнула: «Никогда еще не видела столько мужчин в одном месте!» Она исполнила несколько песен, принимавшихся солдатами на «ура». Впоследствии актриса называла этот концерт одним из самых ярких событий в своей жизни.
Большинство режиссеров жаловались на то, что с Мэрилин было сложно работать. Она постоянно забывала и путала слова, опаздывала на съемки, или вовсе пропадала на несколько дней. Требовалось 20–40 дублей, чтобы эпизод получился хорошим. Хотя Монро славилась умением создавать проблемы для продюсеров и режиссеров, с обычными людьми она вела себя очень доброжелательно. Когда актриса находилась в Японии, горничная из отеля, где они остановились, воскликнула: «Какие у вас пышные волосы!». «И все равно они хуже, чем у вас», — ответила Мэрилин. Иногда Мэрилин представлялась по имени Зельда Зорк и носила черный парик, что бы не выделяться из толпы.
Во время съемок картины «Зуд седьмого года» (The Seven Year Itch), отношения Мэрилин Монро и Джо Ди Маджо ухудшались из-за ревности Джо. Тогда Мэрилин пригласила его на съемки, чтобы тот убедился, что все в порядке. Но он пришел как раз в тот день, когда снималась легендарная сцена, в которой поток воздуха из вентиляционного люка задирает юбку Мэрилин. Джо был в ярости, и вскоре их девятимесячный брак распался.
Ещё в 1950 году Мэрилин познакомилась с драматургом Артуром Миллером, но потом они расстались и вновь встретились в 1955 году. К тому времени он был разведён, и от прежнего брака у него было двое детей. Летом 1956 года они сыграли свадьбу. Этот брак был самым длительным, но не самым счастливым: они прожили вместе четыре с половиной года и развелись 20 января 1961 года. Позднее стало известно, что Артур через несколько недель после свадьбы сделал запись в дневнике, где говорил: «Мне кажется, что она маленький ребёнок, я её ненавижу!». Мэрилин увидела эту запись и была в шоке, после чего произошла ссора. По ее мнению, высказанному позже, Артур «был хорошим писателем, но не очень хорошим мужем».
Мэрилин всегда хотела иметь детей, как с Джо, так и с Артуром она пыталась завести ребенка, но у неё это не получалось — сказывались проблемы со здоровьем, ряд абортов (13 по неподтвержденным данным) и чрезмерное пристрастие к лекарствам и алкоголю. От Артура она забеременела во время съемок фильма «Некоторые любят погорячее» («В джазе только девушки»), но беременность оказалась внематочной и завершилась выкидышем. От такого потрясения Мэрилин впадает в долгую депрессию, много пьет и продолжает хаотично принимать лекарства. От передозировки впадает в кому.
Существуют слухи о ее раннем ребенке, сыне, которого она якобы родила в юности, и который был отдан в детский дом. слухи, однако, неподтверженные. Известно, что она удивительно быстро находила общий язык с детьми и любила их. «Детям, особенно девочкам, надо всегда говорить, что они красивые и что все их любят, — говорила она. — Если у меня будет дочка, я всегда буду ей говорить, что она красивая, буду расчесывать ей волосы до блеска, и не буду оставлять ее одну ни на минуту». Слух о ее сыне, оставленном в приюте, породил в США такое явление, как «дети Мэрилин Монро», наподобие «детей лейтенанта Шмидта». Время от времени появлялся «сын Мэрилин Монро», который, само собой, требовал признания и наследства.
В 1955 году Аристотель Онасис для привлечения туристов на курорт Монако хотел выдать Мэрилин замуж за принца Монако. Сама Мэрилин была не против, но этому не суждено было сбыться: королевский дом объявил о других планах принца. 29 октября 1956 года Мэрилин, будучи в Лондоне, прибыла в императорский театр для встречи с королевой Елизаветой. На этой встрече присутствовал целый ряд всемирно известных актрис и актеров. Но Елизавета подошла только к Мэрилин. В прессе прокомментировали: «Мэрилин Монро достигла пика совершенства, показала хорошие манеры и красоту, этим она и завоевала Англию».
В 1961 году здоровье Мэрилин ухудшилось и для общественности перестало быть тайной, что она употребляет наркотики. После большого количества негативных отзывов критиков и зрителей о двух последних фильмах с ее участием, а также вследствие развода с Миллером, у нее происходит нервный срыв и ее помещают в психиатрическую клинику «Пейн-Уайтни», где насильно содержат некоторое время в тесной комнате, вследствие чего у нее фактически развилась клаустрофобия. Такого рода проблемы — ее родовое проклятье. Ее мать и бабушка также в разное время находились в психиатрических заведениях.
19 мая 1961 года на площади Мэдиссон Мэрилин пела «С Днем Рождения мистер президент» Джону Кеннеди, с которым познакомилась еще до его президентства, в 51-ом году. Ходили слухи об их романе, а также о романе с его братом Робертом Кеннеди. Но никаких существенных доказательств этому нет (знаменитая фотография, где Кеннеди обнимает Монро, как известно, является фейком с двум актерами).
Вскоре у Монро случилась очередная передозировка наркотиков. Джо Ди Маджо прибыл на ее спасение снова. Они решили вступить в повторный брак и установили дату на 8 августа 1962 года, но вечером 4 августа Мэрилин была найдена в своем доме без признаков жизни.
Мэрилин Монро скончалась в ночь на 5 августа 1962 года в Брентвуде (Калифорния) в возрасте 36 лет от смертельной дозы снотворного. Существует пять версий причины её смерти: убийство, совершённое спецслужбами по приказу братьев Кеннеди во избежание огласки их сексуальных связей; убийство, совершённое мафией; передозировка наркотиков; самоубийство; трагическая ошибка психоаналитика актрисы Ральфа Гринсона, предписавшего пациентке принять хлоралгидрат вскоре после принятого ею нембутала. Какова была истинная причина — неизвестно до сих пор.
Существует гипотеза, что в свой знаменитый дневник в кожаном переплете Мэрилин документировала подробности своих интимных отношения с братьями Кеннеди и другими любовниками, в частности, записывала, что они говорили в постели. Таким образом, дневник представлял серьезный компромат. По словам очевидца, стилиста Монро, который сопровождал ее в поездках, в день гибели актриса побывала в доме Фрэнка Синатры, с которым у нее тоже был кратковременный роман. Там с ней встретился мафиози, сотрудничавший с ЦРУ — Сэм Джанкана. Он убеждал Монро отдать дневник. Но она не согласилась, и ее устранили, опасаясь шантажа или огласки. А дневник бесследно исчез из ее дома.
Когда психологам предложили осмотреть комнату, где умерла Мэрилин Монро, они растерялись: неужели здесь могла жить эта яркая, успешная женщина: ни единой картины или картинки на стенах, ни цветов на окнах, ни фотографий в рамочках, ничего выражающего уют или комфорт. Только кровать, тумбочка, лампа и самое необходимое… Много лекарств. Впрочем, как известно тем же психологам: любимица многих зрителей страдала акцентуацией характера (постоянно меняющимися настроениями, от безоблачно радостного, до утопически грустного).
Сразу после смерти актрисы версия о передозировке наркотиков широко обсуждалась в американской печати, вызвав эффект Вертера, в результате чего сотни американцев последовали её примеру. Количество самоубийств в Америке повысилось на 12% (не знаю, насколько это достоверная цифра).
В детстве, чтобы как-то компенсировать себе отсутствие настоящих родителей, Норма Джин придумала себе сказку: она верила, что ее отцом является известнейший в то время актер Кларк Гейбл. Она мечтала о встрече с «отцом» и часто развлекалась тем, что примеряла свои маленькие ручки и ножки к следам, оставленным знаменитостями на голливудской Аллее славы. Впоследствии она говорила: «Я люблю красивых мужчин! Но среди нас их очень мало… Вы можете назвать имя красивого мужчины? Радж Капур, Кларк Гейбл, Лоуренс Оливье и всё, пожалуй!». Впоследствии ее детская мечта сбылась – Гейбл снимался вместе с ней в фильме «Неприкаянные» (1960 год), по сценарию ее мужа Артура Миллера. Когда съемки уже подходили к концу, Гейбл заявил: «Господи Иисусе! Я счастлив, что этот фильм наконец-то доснят. Монро довела меня до сердечного приступа». На следующий день Кларк Гейбл получил инфаркт миокарда и спустя 11 дней скончался.
На зеркале в ванной Мэрилин любила выводить губной помадой собственные назидательные изречения, некоторые из которых стали крылатыми: «Не ждать большего, чем можно достичь», «Суета убивает», «Не волноваться, а волновать»… Также она писала стихи и интересовалась классической литературой, в том числе русской. Одним из ее желаний было сыграть роль Грушеньки из «Братьев Карамазовых» Достоевского. В своей книге «Женщины изменившие мир» Виталий Вульф высказывает мысль о том, что настоящую Мэрилин никто не знает — мы судим о ней только по сплетням, из которых она так и не смогла вырваться, как бабочка из кокона. «Голливуд — это место, где тебе заплатят тысячу долларов за поцелуй и гроша ломаного не дадут за твою душу. Я это знаю потому, что я слишком часто отвергала первое предложение, а моя душа не продается» — говорила она. С английской поэтессой Эдит Ситвелл:
Мэрилин Монро входит в число самых известных левшей. Даже на сайте BBC ее имя в числе знаменитых людей, которые писали левой рукой. Но на фотографиях отчетливо видно, что актриса пишет и красится правой рукой. Согласно другому распространенному мифу, у Мэрилин было 6 пальцев на ноге. Но из фотографий это, опять же, не явствует.
Песни Lady GaGa — Government Hooker и Candle in the Wind Элтона Джона посвящены Мэрилин Монро. Мэрилин Мэнсон, чье настоящее имя Брайан Уорнер, составил свой сценический псевдоним из имени Мэрилин Монро и фамилии культового убийцы Чарльза Мэнсона. Образ Мэрилин Монро самый часто воспроизводимый и самый подражаемый. Трудно найти популярную актрису, певицу или фотомодель, которая бы когда-нибудь не косила под ММ.
В 1999 году Мэрилин была по опросам журнала «Плейбой» признана самой сексуальной женщиной двадцатого столетия, т.е. была названа «Секс-символом xx века» через 37! лет после своей гибели.
Платье, в котором Мэрилин Монро пела на дне рождения президента Кеннеди, стало самым дорогим лотом 1999 года, оно было продано на аукционе за $1.265.500. А свадебное платье, которое Мэрилин в 1953 году обошлось в $250, в 1999 году купил частный американский коллекционер, заплатив $33.500. Обладательницей джинсов Мэрелин стоимостью $75000 стала Бритни Спирс. Их подарил ей дизайнер Томми Хилфигер.
Не смотря на депрессии и вредные пристрастия, на публике Мэрилин всегда выглядела безупречно, но нередко опаздывала. «Лучше опоздать, но прийти в полной форме. Во всяком случае, что я люблю, так это не торопиться. Наше время слишком суетно. А красота и совершенство требуют времени и неторопливости. У меня есть одно желание — постоянно стремиться к совершенству». по материалам:  postomania.ru
Реклама
Будь самой веселой и самой счастливой,
Хорошей, и нежной, и самой красивой
Будь самой внимательной, самой любимой,
Простой, обаятельной, неповторимой,
И доброй, и строгой, и слабой, и сильной,
Пусть беды уходят с дороги в бессильи.
Пусть сбудется все, что ты хочешь сама.
Любви тебе, веры, надежды, добра!

Да…стервой быть меня не научили,
И я не знаю правила игры.
Как видно, мне неправильно внушили
Что люди искренними быть должны.
Я не умею ожиданьем мучить,
Скрывать и лгать, презрительно смотреть,
И не могу я подходящий случай
Использовать, чтоб выгоду иметь.
Я говорю ‘скучаю’, если грустно,
‘Люблю’, когда моя душа поет.
Мне недоступно женское искусство
С лукавством говорить наоборот.
Я не умею обижать напрасно,
капризничать, ругаться и кричать,
Завидовать и злиться ежечасно,
Еще я не умею предавать…
Мне трудно в этот мир вписаться,
Живу, как чувствую, иду своим путем…
Пока не разучилась улыбаться,
И, слава Богу, не жалею ни о чем
     Лана
А ты только представь…
Она не твоя.
По утрам с ней рядом
просыпаешься не ты.
Её сонные глаза целуют не твои
губы.
А она ведь такая красивая по
утрам…
Она готовит завтрак не тебе.
И не к тебе спешит на встречу.
Не тебе рассказывает,как прожила
день.
Не у тебя спрашивает совета.
Не с тобой делит проблемы и
радости.
Не тебе пишет те трогательные SMS.
Не тебе посвящает стихи.
И по ночам дарит наслаждение не
твоему телу.
И не только по ночам.
И не только телу.
И вот здесь…за ушком…целует не
тебя.
Так, как умеет целовать лишь она…
Так, как любил ты.
Не с тобой мечтает о будущем.
Не тебя ждёт дома с горячим
ужином.
Улыбается не тебе.
И даже в истерике бьёт кулачками
не твою грудную клетку.
Не ты утираешь ее слёзы.
Не ты сжимаешь ее в объятиях.
И открытки,и подарки-не тебе.
И ее восторженный взгляд не на тебя.
Не ты бредёшь рядом по ночным
улицам.
Не твои привычки она знает лучше
своих.
И нежное…шёпотом…не тебе.
И ее сбивающееся дыхание не от твоих прикосновений.
И ногтями…по спине…не твоей.
Не твоя жена.Мать не твоих детей.
Не твоя.
И ничего уже не исправить.
Она совсем не твоя.
Страшно?…….Тогда береги..

Церемония вручения модной премии CFDA Fashion Awards 2011 состоялась в Линкольн-центре 6 июня, Нью-Йорк.
Премии Совета модных Ддизайнеров Америки присуждаются каждый год самым достойным деятелям фэшен-индустрии за особый вклад в развитие моды. В этом году лучшим мужским дизайнером стал Майкл Бастиан, Александр Вонг признан лучшим дизайнером аксессуаров, женщин лучше всех одевают Джек МакКалаф и Лазаро Эрнандес из Proenza Schouler.
Специальная премия Swarovski за мужскую одежду, аксессуары и женскую одежду была присуждена, соответственно, Роберту Геллеру, Прабал Гурунгу и Эдди Борго. А почетной награды имени Джеффри Бина был удостоен Марк Джейкобс. В номинации «Икона стиля» победила Леди ГаГа за ее экстравагантный подход к стилю.
После церемонии вручения наград гости и лауреаты посетили коктейльную вечеринку. В числе приглашенных были сестры Олсен, Джерард Батлер, Наоми Уоттс, Каролина Куркова, Джессика Альба, Дафна Гиннесс, Кристен Данст, Алессандра Амбросио, Шанель Иман, Миранда Керр и многие другие представители модной общественности.
Фото: Andrew H. Walker/Getty Images Entertainment

Ты протянул ладонь, я — сердце.
Ты — просто слово, я — люблю.
Ты приоткрыл окно, я — дверцу,
Ты жил, как прежде, я — в раю.
Ты, просто шёл, а я — летела.
Ты — засыпал, а я — без сна.
Твой пульс — едва, мой — огалтело,
Ты, словно- осень, я — весна.
Костёр твой тлел, мой — разгорался.
Едва твой грел, мой — полыхал.
Твой мир был тих, а мой — взорвался,
Мой взгляд — горел, твой — затухал…
Ты, так же — шёл, я — отступала…
Ты — шаг вперёд, я — два назад.
Ещё не знал, а я — всё знала,
Не обойти нам всех преград.
Ты — далеко ,а я — всё дальше,
Но, ты заметил — нет огня…
А мне любовь нужна — без фальши,
Где фальши много — нет меня.
   Xx
…»Даже вспоминать не хочется, сколько мне исполняется. Где-то на семидесяти я остановилась».
Если бы из паспорта вместо графы «национальность» разрешили убрать дату рождения, то наверняка многие женщины написали бы правительству благодарственное письмо. Действительно, ну кто даст восемьдесят пять, скажем, Галине Вишневской? Ухоженная, элегантно одетая, с прямой спиной, благородной прической и красным лаком на длинных узких ногтях… Единственное, что выдает возраст, – ее биография. Испытаний и триумфов даже слишком много для одной жизни… Человек-эпоха, хоть и страшно звучит.
— Рядом с фамилией Вишневская чаще всего звучат два слова – «царица» и «императрица». Но ни голубых кровей, ни царского воспитания у вас не было. Откуда же такая стать? — Чему пришлось учиться, чтобы быть царицей?
Галина ВИШНЕВСКАЯ:
 «Царицей? Это звучит смешно, конечно. Это шутка. У меня бабушка и дедушка – крестьяне из Вологодской губернии. Неграмотные совершенно: бабушка ни читать, ни писать не умела. Так что никаких голубых кровей у меня нет – наоборот, здоровая кровь! Бабушка меня и воспитывала. А артистичность скорее всего от матери-цыганки: она была музыкальна, на гитаре играла, романсы пела. Отец тоже пел, у него замечательный тенор был, но все это по-любительски, профессионально он никогда нигде не выступал. И меня в детстве дразнили «Галька-артистка». Желание сцены, представления проявлялось во мне уже тогда…»
— Вы говорили, что с малых лет постоянно слышали от бабушки: «Самое главное – не врать и не воровать!» Вам удалось следовать ее заповеди?
Галина:«Да. И своих дочерей я так же воспитывала: два главных греха – воровство и вранье, потому что из этих двух потом вырастает все остальное».
— А страдать за правду приходилось?
Галина: «Конечно. Не всем же приятно про себя ее слушать… Хотя случаются моменты, когда и знаю, что надо бы правду сказать, но чтобы человеку не делать больно – промолчу».
— Вам было пятнадцать лет, когда началась война, пришлось пережить блокаду, смерть бабушки… Вспоминаете то время или все уже очень далеко?Галина:«Конечно, далеко… поезд ушел. И слава богу. Не должен человек этим всю жизнь жить. Нам дана способность не удерживать в памяти то, что не надо держать… Хотя когда я вижу фильмы военных лет, все опять как наяву…»

Никто не подозревал, что «Галька-артистка» станет звездой мировой оперной сцены.

— Можно ли сказать, что в прошлом осталось и все то, что было до вашей встречи с Мстиславом Леопольдовичем: и первый, и второй брак?

Галина: «Нет, человеческие отношения – это то, на чем все держится. А как же иначе? Десять лет я жила с Марком Рубиным, директором Ленинградского театра оперетты. Это был второй брак, но я считаю Марка Ильича своим первым настоящим мужем, потому что первое замужество с Георгием Вишневским – это вообще глупость какая-то, через два месяца разбежались. По молодости, по дурости такое бывает: мне семнадцать лет, он – военный моряк… А с Марком Рубиным (он был старше меня на двадцать два года) у нас родился ребенок, который умер двухмесячным от отравления. Это в войну было, очень сильная боль…»

— Ваш опыт супружеской жизни помог вам, когда вы встретили Ростроповича?

Галина: «Я была уже состоявшимся человеком: двадцать восемь лет, ведущая солистка Большого театра. И конечно, взрослая женщина, которая пережила рождение и смерть ребенка».

— Известно, как стремительно развивались ваши отношения: всего за четыре дня знакомства все решилось. Это поступок опытной женщины или…

Галина: «…это взрыв чувств. Любовь! В такие моменты ты отдаешь себя на поток волны, и куда она тебя вынесет – никто не знает».

Дома Ростропович редко брал в руки виолончель.

— Было страшно?

Галина: «Нет, страшно не было. Это была Встреча. Судьба. Так должно было быть».

Вишневская и Ростропович познакомились в 1955 году на фестивале «Пражская весна», к тому времени Вишневская уже десять лет была замужем за Рубиным. Мстислав Леопольдович ухаживал так, как бывает только в романах: на все деньги, что были в кошельке, купил корзину ландышей, бросил к ногам любимой белое пальто, чтобы она перешла по нему через лужу. А потом… Ростропович потребовал, чтобы Галина в один день собралась и ушла от мужа. Что Вишневская и сделала: «Я стала его женой через четыре дня, это само за себя говорит…»

Козырная карта

— Борис Покровский называл вас козырной картой Большого театра. А вы себя так ощущали? Что испытали, когда вас приняли на главную сцену страны?

Галина: «Я считала, что достойна этого. Я же не пришла: «Извините меня, пожалуйста, возьмите меня в театр». Я пришла и спела. Спела на первом туре специального прослушивания молодых певцов для Большого театра. Потом меня вызвали в Москву на второй тур, поселили в гостинице «Метрополь». Со всей страны собралось человек восемьдесят, а в итоге выбрали меня одну».

— Чем для вас стало это первое посещение столицы?

Галина: «Ничем. Ничего не видела, потому что надо было петь, быть в форме и победить. Больше ничего не помню».

— А уже когда работать сюда переехали, где жили?

Галина: «Мы с Марком Рубиным поменяли свою комнату в Ленинграде на комнату в Москве, на углу Петровки и Столешникова. Это была коммуналка с семью или восемью комнатами, в каждой – по семье. Всего тридцать с лишним человек. Нам досталась узкая комната – метров пятнадцать, одно окно, бывшая лестничная клетка, пол залит цементом, вход через общую кухню».

Ведущей солистке Большого театра Галине Вишневской приходилось часто оставлять маленьких Олю и Лену с няньками.

— Вы там репетировали?

Галина: «А как же! Помню, как пианино в нашу комнатку проталкивали».

— И как реагировали люди на то, что «в нашем доме поселился замечательный сосед»?

Галина: «Ну да! (Смеется.) Никак не реагировали».

— Насколько ленинградский уровень жизни отличался от московского? Пришелся ли ваш гардероб ко двору в столице?

Галина: «Какой гардероб? Вы о чем говорите? Это был 52-й год! Я тогда в ГУМе первый раз в жизни кофту шерстяную купила! И то, кажется, это какая-то тетка-спекулянтка ее принесла…»

— Зато сегодня как звучит: поселились возле Столешникова переулка, кофту в ГУМе купили…

Галина: «Ну да, первая шерстяная кофта у меня появилась в двадцать шесть лет – как у солистки Большого театра, а вы говорите, «гардероб»… А ведь я уже перед этим восемь лет работала в оперетте и на эстраде. Зарабатывала, у меня даже была портниха в Таллине, куда я ездила. Но в магазинах не было ничего вообще, материи кусок купить – это счастье!»